?

Log in

В нынешней коллизии Запад-Восток есть парадоксальный, на первый вгзляд, момент. (Но сначала поясню, что здесь Запад – это иудео-христианский евроамериканский мир, куда, с оговорками, входит и Россия, а Восток – это арабо-мусульманский и африканский мир). Так вот, не парадоксально ли, что в названном Востоке есть два паралельных потока: миллионы переселенцев, осаждающих Европу, и тысячи (а в латентном состоянии те же миллионы) джихадистов, объявивших этой же Европе войну. Первые ломятся (бросив своих женщин, детей и стариков) туда, где хорошо жить, а вторые хотят уничтожить тех, кто создал эту хорошую жизнь, - чтобы самим начать хорошо жить. Уместно посмотреть на эти два потока, как на явление одного порядка, а именно: процесс замещения населения Запада населением Востока.
Иными словами, происходит глобальный цивилизационный слом, сопоставимый с катаклизмами, сопровождавшими переход от античности к средневековью. И замещение населения лишь один – и не самый главный – из его аспектов.
Отступление: лет 20 назад гостил у меня в Нью-Йорке молодой симпатичный немец – в меру богатенький (банкир), всех любящий, зеленый веган, жизнерадостный и законопослушный. И однажды, перебравши немного шнапсу, Манфред вдруг стал говорить, что все в Германии хорошо, но вот только грязновато на улицах стало, да и в некоторых районах города теперь ходить небезопасно. На мои прямые вопросы – кто мусорит и кто живет в опасных районах – он помялся, но, хоть и покраснел, однако, по пьяному делу и проболтался: турки.  Мне захотелось его подразнить и я сказал: вот вы, немцы, не хотели в свое время жить с евреями, которые бумажки на улицах не бросали да в подворотнях не клубились, - так теперь вместо них живете с мусульманами. Может, это историческое воздаяние? Или хотя бы замещение образовавшейся пустоты? Эффект был убойный. Манфред побледнел, сказал, что ему такое никогда в голову не приходило, молча допил остатки шнапса, сказал, что будет думать, и ушел в свою комнату, не доев капустных сосисок. На следующий день он выглядел помятым, как Савл, свалившийся с лошади по дороге в Дамаск, и сказал, что он впервые задумался о существовании исторической кармы.
История эта несколько анекдотична, но, позволяет навести на более широкий историко-культурный контекст.
По сути дела, происходящее ныне в Германии, есть один (вероятно, из последних) этапов процесса, начавшегося в Европе два с лишним века назад: это дехристианизация и появление нового типа антисемитизма.
Принятие христианства – изначально девиантной иудейской секты – властями дряхлеющей Римской империи и пришедшими в ее пределы новыми народами означало принятие еврейской Книги и священной истории. Это обусловило особое амбивалентное место – почетное и порицаемое – евреев, как святого (в прошлом) Народа Книги и как жестоковыйных упрямцев, не поверивших в Сына их собственного бога. В христианской Европе во главу угла отношений с евреями была положена религиозная рознь, и преследований можно было избежать, приняв крещение.
С эпохи Просвещения и секуляризации религиозные корни антисемитизма значительно усохли, но выросли этнические побеги. В новых национальных государствах, прежде всего в Германских, в основу идентичности были положены «кровь и почва» - родной фольклор, братья Гримм и прочий романтизм. Евреи, несмотря на объявленную сверху эмансипацию, в эту схему национально-государственной идентичности вписывались плохо, а их успехи раздражали. Антисемитизм стал расовым. И по мере умаления значения Книги, давший эту Книгу народ становился все менее релевантным в метафизическом плане. Национально мыслящие политики и широкие народные массы видели в евреях проблему (для культурной гомогенности или экономическую и т.п.) и пытались ее решать разными способами – вплоть до Окончательного Решения.
Когда с окончательным решением не вышло, вероятно, остался глубоко вытесненный в подсознание эффект незаконченного действия. Антисемитизм мутировал в антиизраилизм, и непосредственная борьба на уничтожение была делегирована арабам-мусульманам. Похоже, это лежит в основе того парадоксального факта, что в течение десятилетий Запад на всех уровнях – политическом, идеологическом, экономическом – поддерживает «палестинских» и прочих террористов и вопреки фактам, международному праву, совести и даже собственной безопасности обвиняет в нападениях арабов обороняющийся Израиль. Отсюда – аберрация сознания: мусульмане – хорошие; их надо любить и кормить.
Все это происходит на фоне замещения культурной парадигмы (дехристианизация, мультикультурный релятивизм с отказом от аксиологической доминанты, толерантность – как пониженная сопротивляемость воздействию извне). Эта замена есть истинный ориентализм – который я назвал несколько лет назад (и повторяю в выступлениях и публикациях) ур-феноменом глобализации. Он начался с философского ориентализма эпохи Просвещения, имел несколько этапов с 19-20 вв. Суть его – сделать Запад менее западным, или маргинализация мэйнстрима вкупе с мэйнстримизацией лиминальных (иногда откровенно девиантных) культурных практик.
Ориентализм ничего общего не имеет с саидовым «ориентализмом» - идеологическим орудием для шельмования Запада, довольно постыдно подхваченным, охваченными постколониальной виной кающимися интеллигентами.
Но замещается не только культурная парадигма – замещается, и я с этого начал, население. Запад все менее охотно следует заповеди плодиться и размножаться. Политики уверяют, что некому работать и обосновывают этим несопротивление миграционным процессам. Когда-то и Римская империя стала считать, что без подпитки варварами ни в армии, ни в сельском хозяйстве не обойтись. Но социально-экономическая система в итоге рухнула. С помощью христианства родилась новая Европа, Christendom. Этот процесс занял несколько столетий. Сейчас на замещение религии, населения, культурных и социальных паттернов может понадобиться всего несколько десятилетий. Если, конечно, не случится армагеддон.

«Япония в своё время увела многих советских интеллигентов в сухой сад»


http://www.chaskor.ru/article/evgenij_shtejner_yaponiya_v_svoe_vremya_uvela_mnogih_sovetskih_intelligentov_v_suhoj_sad_34620

Forthcoming

It's been a long time since I wrote here. Well, 君ならでたれにか見せぬ。。。
Advertised for Feb.2014
Cover 1-4438-5400-X
Совсем забросил сюда писать - за общей невнятицей жизни и постыдного перемещения в Фейсбук. Но вот - снова о вечном. Почему-то лучшие советские авангардные поэты обожали свинские темы. А Крученых вообще был свинофил, по выражению Чуковского.

Повар и три поваренка,
Повар и три поваренка,
Повар и три поваренка
Выбежали во двор.
Почему?
Свинья и три поросенка,
Свинья и три поросенка,
Свинья и три поросенка
Спрятались под забор.
Почему?
Режет повар свинью,
Поваренок поросенка,
Поваренок поросенка,
Поваренок поросенка.
Почему?
Почему да почему!
Чтобы делать ветчину!

Это Хармс сочинил.

А это - Шварц:

Овца с ягнятами,
А свинья с поросятами.
Овца дает шерсть,
А свинью будут есть.

Все напечатано было в детских книжках...

Их современник Лев Квитко любил свиней больше ("Наш отряд хочет видеть поросят"). Наверно, потому что не ел.
Ну вот - вам кажут, а нас известить забывают.
Мероприятие назвыается "Победа над солнцем" как первый звонок к полному затмению".
http://rc.tvkultura.ru/video/show/brand_id/20898/video_id/622656/viewtype/picture

Old Songs on the Road

Ware ari to                “We are alive” –                             То, что мы живем,
Omou kokoro wo       this thoughts and feelings              мысли и чувства эти
Sute yo tada            just throw away.                              нужно отбросить.
Mi no uki kumo no     Your body is a drifting cloud.          Ты лишь облако
Kaze ni makasete      entrust youself to the wind.             гонимое ветром – отдайся ему.
                     

Tare mo mina                        Who of all of us                  Кто из всех из нас
umaru mo shirazu                  knows what is life              Знает что такое жить
sumi ka nashi                         or has a home to live.        иль имеет где!
kaeraba moto no                    To return means              Воротиться значит что
tsuchi ni naru beshi                to become dust.                станем прахом мы земным

Jul. 9th, 2013

my wrinkles, my weakness, and my failures called "Je voulais te quitter" (L.Cohen)
Franklin Reeve died.
His obituary appeared in The NY Times just yesterday, but the death occurred on June 27. Incredible as it might seem, I thought of him about a week ago – perhaps on that very day. I recalled my stuff in the NY storage, and Reeve’s overcoat was one of the sentimental recollections.
            I got his naval officer’s overcoat in 1995 from his ex-wife Helen when I visited her in a village near New Haven. For a few years I proudly donned this very long overcoat – with Akakii Akakievich’s fervor perhaps. Funny enough, some Americans asked me if I brought it from the USSR – and when I replied that it was in fact Frank Reeve’s US navy uniform, they would ask “Who was he?” Well, he was “Superman’s papa,” as acerbic Brodsky called him (he didn’t esteem too highly Reeve’s writings on Russian literature). Anyway, Reeve was a remarkable poet, and a tall, very handsome man. Now he died at 84 and outlived Christopher for about ten years.
          Zhe-winter-99
This is what I wrote about Reeve’s overcoat it the early 2000s:

"... И еще одна забавная нить трогательно (в моем представлении) меня в Ривом сближает: шинелка суперменовва папы. Так – «суперменский папа» - прозвал отца Кристофера язвительный Бродский. Был этот отец русистом (впрочем, я полагаю, он жив и здоров – последний раз я слышал о нем год назад, когда он с лекциями в одном колледже с Комой Ивановым выступал), да, стало быть, поэт и русист, Толстого-Чехова-Солженицына переводил и об Ахматовой писал. Вот эти-то писания Бродский довольно пренебрежительно аттестовал. Не знаю, не читал, но вполне верю – Бродский Ахматову лучше, чем суперменский папа знал, ему виднее. А я, когда в их доме гостил, на чердаке его военную, морского офицера, шинель увидел и совершенно ею очаровался. Была она даже мне, непомерно длинному, ниже колен, с обшлагами до локтей, отворотами в полную грудь и, с изобилием медных пуговиц в два ряда и упоительно оливкого-болотного цвета – пошитая в 1943 году военно-морским американским ведомством. Хозяйка, увидев меня в этой шинели, любезно мне ее подарила (сам Фрэнклин тот дом несколько лет уж как покинул, чтобы, как она заметила, стихи было удобнее писать). Баснословную эту шинель я с башмачкиным жаром гошу уже несколько лет, венчая ее сверху беретом с израильской эмблемой. Даже как-то в Москве в ней побывал и потерял пуговицу с якорями в трамвайной давке. Кстати, не знаю какое впеатление она в Москве произвела, но здесь несколько раз меня спрашивали вполне даже пожилые люди, не из Советского ли Союза я эту униформу привез. А когда я говорю, что она не русская, а настоящая американская времен войны на Тихом окене и не простая, а с плеча суперменова папы, местные удивляются и никаких ассоциаций не порождают. Про войну с японцами они, может, и слышали, а про суперменова папу – точно нет. Его в кино не показывали, и с лошади он не падал. А что Кеннеди его как-то назначил переводчиком при Хрущеве быть – так то когда было – в начале шестидесятых, тогда еще вроде война была за отмену рабства – кто ж упомнит!
Щедро изливается интеллигентский сусалитет - весь Фейсбук забит стенаньями-словословиями по поводу Антоновой. Вот дураки. Но интеллигентные - мою диссидентскую реплику креаклы-фейсбучники корректно оставили без реакции - а ведь могли бы к путину или просто нах.. послать.

Невмоготу уж читать сусальные восхваления Антоновой (ладно бы уж померла, а так всего лишь на пенсию ушла - на десятом десятке!) Не помню кто - какой-то частый тут персонаж - заявил, что, дескать, Хранитель она. Да никакой не хранитель - укрыватель награбленного будет намного точнее. Хитрый политик (от которой, видно, власти под конец решили отделаться) и бессовестная лгунья - как полтикам и полагается. Кстати, обратил ли кто внимание, что во всех интервью многословно вещает, что никогда не обманывала, против совести не шла и никто из-за нее из музея не ушел. Больное место, вероятно. Некоторые и впрямь не ушли - потому что умерли после того, как она наорала. Но многие, к счастью, ушли живыми. В общем, бесстыдство какое-то гомерических масштабов. А личность и впрямь масштабная, спору нет. Возможно, фанатическая преданность своему делу что-то и оправдывает (разобраться бы - какое это дело). Этакий полковник Николсон - который руководил постройкой моста через реку Квай...

Бег времени

Опять счета за квартиру, телефон, электричество. Кажется, вчера платил, и вот опять. Бег времени. В Нью-Йорке были автоматические списания со счета, в Лондоне тоже этим не занимался... А тут уже июль за окном.